Марина Филиппова: квартира в московском Сити

Марина Филиппова — декоратор с европейским почерком и вкусом — оформила в Сити квартиру, где разместила объекты Энтони Гормли, Тони Крэга, Дэмиена Херста.

Наличие у заказчика произведений искусства требует от автора интерьера особого такта. Если же речь идет о работах мирового уровня, — это качество становится ключевым. «Искусство в данном случае первично. Дизайн выступает скорее фоном. Хотелось избежать изощренных приемов, не загромождать пространство, максимально оставить свет и свободное место вокруг работ. Модели мебели, цвет, отделки — всё подбирали так, чтобы достойно представить арт. Точка на картине откликается кругом в орнаменте подушки, линии кофейного столика созвучны пластике скульптуры — подобные рифмы не нарочиты, но создают  ощущение гармонии, диалога вещей». Архитектура места, открывающийся вид также наложили отпечаток на проект. 

Велюровые обивки и шелковые ковры смягчают индустриальный пейзаж за окном. Сдержанные тона не отвлекают внимание ни от панорамы, ни от произведений искусства.

Заказчик не живет в Москве постоянно. Для него эта квартира — pied-à-terre: принять гостей, провести переговоры. И хотя цели создать «семейное гнездышко» не было, Марине удалось сделать интерьер очень теплым. Текстура палисандра, велюровые обивки, шелковые ковры компенсируют обилие стекла и металла за окном. «Отделки я всегда использую исключительно натуральные. Не люблю имитации — когда материал выдает себя за то, чем не является. В роскошном интерьере все должно быть на высоте». Здесь в Сити это получилось во всех смыслах слова.

В гостевой комнате доминирует работа Д. Херста из серии Spot Paintings. В углу у окна работа Э. Гормли. Диван Minotti, кресло Casamilano, кушетка de Sede, прикроватные столики Maxalto. Текстиль Hermès.

Драгоценное украшение квартиры — работа Тони Крэгa. 66-летний уроженец Ливерпуля входит в число известнейших скульпторов мира. Его прославили пластичные абстрактные работы из полимеров, бронзы, дерева, мрамора. «Произведения Крэга вводят меня в почти гипнотическое состояние, — признается Марина Филиппова. — На выставке в Лувре я любовалась его работами среди античных скульптур, а в католическом соборе на Майорке — на фоне готических витражей. В гостинице Terre Blanche на Лазурном Берегу я останавливалась специально ради Крэга (концентрация современного искусства на единицу площади там превышает все ожидания отдыхающего)». Другая звездная работа — из серии Spot Paintings британца Дэмиена Херста, одного из самых высокооплачиваемых современных авторов. По мнению Марины, «работы с точками — самые миролюбивые и наиболее «интерьерные» из всех его выдающихся творений».

Обеденный стол Poltrona Frau, стулья Casamilano. На окнах текстиль Holland Sherry. На стенах краска Farrow & Ball.

Данный проект с самого начала рассматривался как декораторский: квартира не подразумевала реконструкции. «Сроки у нас были ограниченны. К тому же предыдущий владелец уже сделал ремонт, — рассказывает Марина. — Я совершенно не возражала против имеющейся планировки, она была вполне разумна. Единственное «но»:  практически в середине представительской зоны, там, где  подразумевались гостиная и столовая, где обычно принимают гостей, — в этом месте гордо стояла кухня. Для меня это было шоком: я не любитель выстраивать интерьер вокруг кухни. Мы нашли выход из положения, создав зонирующие ламели, — их угол поворота можно варьировать, подобно жалюзи. Они выставлены таким образом, что входящий кухню не видит. Хотя ему понятно, что там есть некое продолжение гостиной. Таким образом мы и пространство сохранили,  и главенствующую роль кухни значительно принизили». 

Теги:
Автор:
Фото:
Росица Переславцева