Дизайнер Гвенаэль Николя: интерьер француза в Токио

Дизайнер Гвенаэль Николя: интерьер француза в Токио

Француз Гвенаэль Николя (Gwénaël Nicolas) уже более 25 лет живет в Японии. И возвращаться на родину не собирается.

Он окончил Высшую школу графического искусства в Париже и факультет промдизайна Королевского колледжа искусств в Лондоне, а в 1991 году отправился в Токио начинающим фрилансером. Причину переезда он объясняет так: «В Европе принят линейный подход: история трактуется как постоянная эволюция. Япония же похожа на огромную спираль, которая постоянно вращается. Прошлое проецируется на будущее, и всегда остается рядом с настоящим. Понятие тренда утрачивает всякое значение, предыдущие идеи не устаревают и не теряют актуальности, а питают будущие. Во время учебы в Лондоне я познакомился с молодыми японцами, меня восхитил их неконтекстуальный взгляд на дизайн. Работающий в Японии дизайнер может предложить любую идею, ее необходимость не надо обосновывать».

С продюсером Рейко Миямото, которая потом стала его женой, в 1998 году Гвенаэль основал студию Curiosity. Работает для Fendi, Louis Vuitton, Cassina, Berluti, Agape, а таже Nintendo, Uniqlo, Кanebo, Nissan, Issey Miyake. Особо преуспел в пространствах ретейла. Японцы ценят в его работах европейский лоск, европейцы — азиатскую медитативность. Недавно с Рейко он перебрался в новую квартиру в центре Токио. Пустое пространство пронизано японским духом, и все же сомнений не возникает: руку к нему приложил европеец.

В почти пустом пространстве вместо предметов мебели — смысловые блоки. Гостиную маркирует модульный диван, который Гвенаэль спроектировал специально для квартиры. Когда модули соединены, образуется обширная поверхность со стыками, похожая на пол, устланный татами. На циновках-татами в традиционном японском доме и сидят, и спят, разложив матрас-футон. Татами нельзя располагать правильной решеткой, не должно быть мест, в которых сходятся углы трех или четырех матов, — эти правила соблюдены в дизайне Гвенаэля.

Кухня, высеченная из монгольского гранита, располагает не столько к эспериментам, сколько к медитации.

Входная дверь спрятана за раздвижной перегородкой, отделанной зеркалом, в подобном приеме очевиден французский след. Зеркальная поверхность удваивает пространство кухни-гостиной. Массивная кухня из гранита вытягивается в длину, две картины с лотосами, которые написал китаец Чен Цзян Хун, превращаются в четыре. В зоне столовой на стене — керамические цветы португалки Кати Пессоа. В произведениях искусства Гвенаэль воплотил идею внутреннего сада — обязательного компонента японского дома. 

Компактный письменный стол и табурет спроектировал Николя, выпускает итальянская фабрика Cassina. Автор произведения на стене: японский художник Х. Икеда.

«Я одержим вещами, которые текучи, прозрачны, визуально интригуют и/или вращаются. Кто-то однажды сказал, что у меня проблема с гравитацией. Я люблю свет и освещение, его способность изменять и создавать эмоции». В квартире нет отдельно стоящих светильников, только линейная и точечная подсветка. 

Автор проекта и хозяин дома Гвенаэль Николя и скульптурный светильник его дизайна,
Теги:
Фото:
Frederic Ducout