Алвар Аалто: дом для друга

Самый известный финский архитектор и дизайнер Алвар Аалто (3.02.1898 — 11.05.1976) за 78 лет жизни построил множество зданий в Европе, США, и даже в Ираке. По всей Финляндии стоят его университеты, библиотеки, музеи, театры, культурные центры, офисы, школы и церкви. Вилл для частных заказчиков в этом перечне не так много. Одна из самых известных стоит не в Финляндии, а под Парижем.

Этот шедевр Алвара Аалто — дом Луи Карре — тесно связан с именем художника Андрея Ланского. 

Известный торговец картинами, пригласил знаменитого архитектора выстроить ему дом. В течение двух лет из Финляндии, где жил автор, во Францию, где жил заказчик, регулярно везли дерево и рабочих. Когда дом был закончен, торговец остался доволен. И попросил знаменитого художника написать картину для столовой. «Лучший художник» тоже согласился. Он сказал: «Эта картина должна походить на огромную географическую карту. На ней мы увидим все ручьи, реки, озера и океаны. На ней мы увидим деревья, цветы, растения. И ощутим все запахи нашей земли». Примерно так, буквально в нескольких фразах, Андрей Ланской описал историю создания дома Карре, без ложной скромности назвав себя «лучшим художником того времени». Впрочем, в начале 1960-х годов (и, кстати, с помощью «торговца картинами» галериста Луи Карре) он уже имел немалые основания ставить себя так высоко. Его работы уже отлично продавались.

К концу 1930-х, не без влияния Кандинского, Ланской выработал свой, ни на какой другой не похожий стиль живописи. Его «лирическая абстракция» привлекала своей органичностью. «Не надо писать абстрактную или фигуративную вещь — надо писать картину, — говорил он. — Нужно просто смешивать цвета и в нужный момент разделять их — то противопоставлять, то сталкивать, объявлять «перемирие», добиваться между ними взаимопонимания, и даже больше: самых сердечных отношений; наносить их на полотно мягко или грубо и не знать, какую роль они сыграют в этой драме». Абстрактная живопись «придает зрелищную форму невидимому: нашим мыслям, нашим чувствам, нашим духовным переживаниям, которые являются значительной частью нашей жизни».

Андрей Ланской. Париж.

Ланского заметили искусствоведы и коллекционеры. Луи Карре к моменту их знакомства в 1944 году уже три года как был владельцем собственной галереи. Выставлял работы таких художников, как Рауль Дюфи, Фернан Леже и Пабло Пикассо, и живо интересовался всем, что происходило в искусстве послевоенной Франции... Последующие шестнадцать лет в жизни Ланского нередко называют «годами Карре»: он стал постоянным экспонентом нью-йоркских и парижских выставок в галерее Карре, постепенно приобретая известность и признание.

Андрей Ланской. Абстрактная композиция. 1955.

Критика обвиняла абстракцию в непонятности, сложности для восприятия и самодостаточности. Говорили, что этим полотнам тяжело вписаться в реальную жизнь и соседствовать с фигуративной живописью. Тем не менее в 1950 году Карре организовал в своей нью-йоркской галерее выставку Modern Paintings to Live With. Более того, он решил строить загородный дом, который будет украшен работами тех мастеров, с которыми он все эти годы сотрудничал.

Алвар Аалто с супругой и чета Карре.

Итак, в 1955 году, в сорока километрах к юго-западу от Парижа, в местечке Базош-сюр-Гийонн была приобретена земля. Строительство виллы предполагалось поручить Ле Корбюзье, с которым галериста связывали дружеские отношения. Что же его остановило? Карре опасался, что архитектура известного швейцарца окажется слишком умозрительной, чуждой этому живописному месту. И остановил свой выбор на Алваре Аалто. Финн блестяще воплотил идеи заказчика. Он расположил дом на склоне и с помощью деталей вовлек его в диалог с пейзажем. Подчеркнул холмистый ландшафт и красоту дубовой рощи.

Интерьер виллы Карре.

Постройка представляет собой композицию из нескольких объемов разной высоты. Все помещения имеют естественное освещение. (Историки архитектуры считают, что эта работа мастера напоминает более раннюю виллу Мейера, которую Аалто спроектировал еще до войны.) В строительстве использовали белый кирпич с добавлением натурального камня: известняка, травертина и сланца. Внутри белые поверхности чередуются с деревянными панелями стен и потолка. Оконные проемы, иногда во всю стену, делают архитектуру еще легче, открывая внутреннее пространство. Через большие окна оно дополнительно связано с окружающим пейзажем. Аалто спроектировал также мебель и авторские элементы интерьера, выполнил проект сада. В результате получилось уникальное произведение искусства: частный дом-галерея, удобный как для камерной жизни семьи, так и для приема официальных гостей и деловых встреч. Структура его проста и лаконична. Столовая, гостиная и библиотека сгруппированы вокруг центрального холла, спальни же и другие помещения, не предназначенные для публичного доступа, находятся в южной части. Проход в эти комнаты умело спрятан от посторонних глаз.

Зная, что в доме расположится коллекция живописи, архитектор планировал пространство особым образом. Не исключено даже, что местоположение некоторых работ определяли еще на стадии проектирования. В расчете на будущую развеску архитектор располагал оконные проемы, одновременно продумывая необходимую подсветку. В 1959 году строительство и отделка были полностью закончены. К сожалению, теперь воссоздать интерьер можно лишь по нескольким фотографиям и воспоминаниям очевидцев. Да еще по репродукциям в каталогах — с тех самых аукционов, на которых много позднее была продана значительная часть произведений искусства, принадлежавших супругам Карре. Среди прочего это работы Пьера Боннара и Жана Базена, Рауля Дюфи и Мориса Эстева, Фернана Леже, Аристида Майоля и Жака Вийона.

Луи Карре и Алвар Аалто.

В одном из таких каталогов помещена репродукция картины Ланского «Вход в сад», в свое время тоже украшавшей дом-галерею в Базош-сюр-Гийонн. В конце 1950-х годов по заказу хозяина дома он выполнил серию из шести работ для столовой. Похожие на витраж, яркие, наполненные светом и цветом, эти горизонтальные композиции прекрасно соответствовали легкой архитектуре Аалто, перекликались с формой окон. А по тональности и интенсивности они напоминали живописную окружающую природу, как бы транслируя ее внутрь помещения. Возникала иллюзия многократного приближения и увеличения фрагментов пейзажа, открывавшегося из окон.

После смерти супругов Карре их наследники выставили на продажу здание, а также большую часть уникальных деталей интерьера. И хотя в 1996 году дом был признан историческим памятником и попал под защиту французского государства, интерьер оказался не защищен законом и был распродан по частям. Теперь здесь располагается Финский культурный центр. И если вы приедете в этот парижский пригород, чтобы посмотреть на архитектуру Аалто, вспомните, что когда-то эту виллу украшали великолепные полотна русского живописца Андрея Ланского.

Теги:
Автор:
Фото:
предоставлены пресс-службами