i Saloni WorldWide Moscow 2017: разговор с Кристиной Челестино

i Saloni WorldWide Moscow 2017: разговор с Кристиной Челестино

В октябре в «Крокус Экспо» при поддержке Federlegno Arredo Eventi и в сотрудничестве с ICE (ИЧЕ — Агентство по продвижению итальянских компаний за рубежом) пройдет международная выставка i Saloni WorldWide Moscow 2017. 13 октября в 13:30 мастер-класс Кристины Челестино, восходящей звезды итальянского дизайна и автора мебели для лаунджа Fendi The Happy room, будет вести дизайн-критик Ольга Косырева.  

«После университета я работала с большой архитектурой, проектировала школы, многоквартирные дома, конструктивные детали, — говорит Кристина. — И для меня это было трудно. Хотя я многому научилась. Также я успела поработать архитектором в студии Sawaya &Moroni, которая довольно много, но строго конфиденциально работает с российскими клиентами. Я помню, рисовала эскизы кухни, ванной для большой квартиры кого-то из русских олигархов, подбирала материалы, мебель и предметы обстановки. Нет, имени я не знаю, все держалось в большом секрете. Предложение не понравилось или клиент почему-то передумал, но проект осуществлен не был.

Стенд Fendi на ярмарке Design Miami, колл. The Happy Room. 2016.

Впервые я публично представила свои работы на SaloneSatellite. Это было совершенно ново и необычно. Я пришла из другого мира, я плохо ориентировалась в этой среде. Не знала имен, не умела разговаривать с журналистами, да и в принципе не знала, как все устроено. Для меня это был первый раз. Я впервые общалась и знакомилась с галеристами — например, с лондонской галереей Mint и Линой Канафани. До этого момента все мои вещи я придумывала и воплощала в жизнь самостоятельно, после ко мне стали обращаться важные в области дизайна бренды, например Seletti. Мои «атомайзеры» изначально делали мои знакомые стеклодувы для меня лично, а потом они появились в ассортименте такой известной и крупной компании. Потом постепенно появлялись и другие партнеры.

Диван Visiera. Диз. К. Челестино. Тираж 39 экз. + 2 авторские копии.

Я придумала настенные зеркала, которые назвала Obei Obei, и ко мне пришла компания Atipico, которая купила проект и начала их выпускать. Также я нарисовала вазы, просто бумажный проект, называются они Miuccia, и та же Atipico пришла и взяла их в производство. То есть год от года мои работы улучшались, и, наконец, компании стали обращаться ко мне, заказывать мне разработку изделий.

В Италии я была известна до проекта с Fendi. Работала с интересными брендами, обо мне писали в хороших изданиях, журналисты брали у меня интервью. Проект лаунжа для Fendi принес мне мировую славу. Начало сотрудничества было самым обычным. Они позвонили, сказали, что им нравится то, что я делаю, и то, как я обращаюсь с цветом и материалами, мой ироничный взгляд на мир и отсылки к прошлому, которые есть в моих работах. Мне кажется, они уже твердо выбрали меня, когда пришли ко мне (смеется). Также был бриф, что им нужно. Я должна была сделать лаунж для их самых ценных клиентов со всего мира.

Функционально обстановка была прописана: обязательно диван, большое зеркало, большая ширма. В остальном я была свободна — в использовании своего дизайнерского языка, подхода, и у меня не было ограничений по выбору материалов. Это был крутой опыт. Я должна была сделать большую коллекцию и сделать все от начала до конца, то есть не просто нарисовать предметы, не только разработать дизайн, но и найти изготовителя и руководить всем процессом изготовления. Потому что ведь Fendi — не мебельная компания, они одежду умеют шить, а не диваны изготавливать.

Вначале я, конечно, боялась. Боялась работать с таким крутым и знаменитым модным брендом. Это была моя первая работа такого рода. А потом я поняла, что им нравится мой подход к дизайну, нравятся мои идеи в принципе, и я свободна предлагать то, что мне нравится — и тогда мне стало очень легко. Мои первые же эскизы и подборки материалов были восприняты с энтузиазмом. Прямо на первой встрече. Я работала очень быстро, времени не было ни на что. Первые переговоры были в середине мая, к концу июня эскизы и выбор материалов были утверждены, а в конце сентября мы уже делали первую фотосессию с готовыми предметами, которые потом отправились в Майами. На производство ушло всего два месяца, с учетом того, что в августе в Италии у всех каникулы и фабрики не работают.

Светильник Alice, Budri, низ. Кристина Челестино.

Изготовление мебели шло очень быстро, и до момента фотографирования я не видела предметов вместе. Поэтому, конечно, очень волновалась, как вещи будут сочетаться между собой в жизни, не на картинках, как сложится их цветовая палитра. Так что когда я увидела их, это был сюрприз. Но сюрприз приятный. Уже тогда мне стало понятно, что это будет круто. И что должны оценить. К такому бренду как Fendi и так всегда прикован интерес и прессы, и публики, но когда я увидела все воочию и смогла ощутить всю силу этой коллекции, ее впечатляющую цветовую и материальную гаммы, я уже не сомневалась в успехе.

Выбор цветового решения происходит подсознательно. Я не иду специально в каком-то направлении, это что-то в воздухе. Я естественным образом это улавливаю и использую в своих работах. В том, что касается цвета — однозначно. Для меня цвет очень важен, он — не последняя, завершающая капля в проекте, над которым я работаю, а исходная точка. Про цвет я размышляю с самого начала, когда проект только рождается. Когда я представляю всю коллекцию целиком, я с самого начала знаю цвет каждой детали и каждого предмета.

Коллекция плитки Giardino all'Italiana, Fornace Brioni, диз. Кристина Челестино.

Я думаю, людям нравится связь между моими объектами и повседневными предметами, которые их окружают. То, что в моих работах «просвечивает» прошлое. И оно очень узнаваемо, хотя и не наглядно. Вещи — это некие воспоминания. Это известные символы, это привычные формы, но привычные не в мебели. Что-то, что каждый знает, но когда видит это увеличенным, с нарушением масштаба, говорит «вау». Плюс ирония — и вот уже получается сюрприз, скрытый внутри объекта. Шкатулка с секретом».

Теги:
Фото:
предоставлены пресс-службой дизайнера